Приложения
Е. Варминг

Приложение 2.

Сжатое описание русских степей, данное пр. Вармингом (гл. XV), страдает слишком большой неполнотой, легко, однако, объяснимой тем, что большая часть русской литературы о степях осталась недоступной автору, а степная растительность в Западной Европе не развита. Русския степи представляют настолько разнообразный интерес, литература русская о степях настолько обширна, что дать исчерпывающую характеристику степной области на двух-трех страницах невозможно. Мы ограничимся поэтому несколькими общими указаниями и отметим некоторыя разногласия ло более важным вопросам, отсылая всех желающих ознакомиться с современным состоянием вопроса о степях к нескольким, так сказать, основным сочинениям, указанных ниже. В этих сочинениях желающие найдут и более или менее полную сводку относящейся к различным вопросам литературы.

Различие между степной и лесной полосами Европ. России, как известно, чрезвычайно велико. Оно не ограничивается только различием в систематическом составе растительности, но сказывается и в физиономии мест ности, в особенностях климата, в рельефе местности, в характере фауны даже во внешности и привычках народонаселения. Особенности степной полосы влияют, кроме того, несомненно на весь экономический быт государства. Естественно поэтому, что вопрос о степях является одним из самых интересных и жгучих русских вопросов; естественно также, что он породил обширнейшую литературу как ботаническую, так и почвенную, геологическую и другую. С ботанико-географическои точки зрения вопрос о степях можно разбить на целый ряд вопросов, а именно: 1) вопрос о систематическом составе растительности степей; 2) о топографическом распределении растений в степях; 3) вопрос о cтeпных подобластяx или вопрос о типах степей (так как различают степи кустарниковыя, луговыя, ковыльныя, полынковыя, солончаковыя и т. д ). Наибольший интерес возбуждали, однако, вопросы: 4) о причинах современнаго отсутствия лесов в степной нолосе; 5) о связи степной растительности с почвой, главным образом, черноземной; 6) о причинах или факторах, опредедяющих границу современных степей и кладущих границы распространению некоторых степных растений, главным образом, на север и, наконец, 7) вопрос о доисторических степях, о возникновении или вообще об истории степной области. При этом, главным образом, старались ответить на вопросы о том, что представляла степная область во время и тотчас после ледниковаго периода, являлась ли она центром распространения видов в России при отступлении ледников или нет, остались ли какия-либо указания на древность степи, в каком отношении находится степная растительность к ближайшим горным массивам, незатронутым северными ледниками, через какия промежуточныя сообщества прошло степное пространство и т. п.

Собственно ойкологические вопросы интересовали меньше и степныя растения в морфологическом, анатомическом и биологическом отношениях совсем не изследованы. В общих чертах известно, что степная растительность имеет ксерофильный характер, что отмечено достаточно ясно и Вармингом, но черты эти выражены далеко не у всех степных растений и далеко не совсем ясно. Вместе с тем неизвестпо, с какими факторами связан этот характер, с климатическими ли, почвенными ли, насколько эти ксерофильныя особенности постоянны и т. д. Благодаря этому, возможно такое явление, что в то время, как большинство русских авторов степныя растения считает ксерофилами (сухолюбами), Краснов называет их гемиксерофилами и относит их, по-видимому, к типу мезофильной растительности Варминга. Почти совершенно не изучены соотношения между степными растениями и животными (насекомыми). Плохо известны также способы и средства переселения степних растений и даже постоянство признаков различных разновидностей (например, меловых). Сравнительно мало изучены также следствия нарушения естественнаго существования степей человеком, например, при распахивании, пастьбе скота, покосах, а также постепенныя изменения в степных участках, подвергавшихся воздействию человека и затем возвратившихся в первоначальное естественное состояние. Мало изучены также изменения растительности степей при попытках их искусственнаго облесения.

Заметим, что даже понятие "степь" в русской ботанической литературе далеко еще не установлено. Под степью, в сущности говоря, нужно было бы понимать "сообщество травянистых растений с ксерофильным характером, покрывающих почву несплошным покровом". С этой точки зрения к степям можно было бы отнести и полынковыя степи, так как и их растительность имеет ксерофильный характер, хотя и смешанный с галофильными чертами. С другой стороны, степной областью весьма многие ботаники называют область с известной почвой, именно черноземом, и с известными растениями, так называемыми "степными" или "показателями чернозема" (ср. Литвинов, II). Эта неопределенность отражается и на определении границ степного пространства. По большинству авторов северная граница степи совпадает с северной же границей чернозема, но некоторые авторы, например, пр. Бекетов, разделяют все это пространство, по крайней мере, на две области - переходную, предстепие или лесостепную область и коренную, настоящую степь. Граница коренной степи проходит тогда приблизительно по линии Кишинев - Полтава - Харьков - Воронеж - Саратов, по левому берегу Волги до Самары и через Урал севернее Оренбурга уходит в Сибирь.

Таким образом, коренная степь в южной России начинается от пушт Венгрии и тянется по нижним течениям Днестра, Днепра, Дона и только за Волгой распространяется дальше на север. Тогда предстепие (об этом термине ср. Бекетов: "Учебник географии") будет занимать область до северной границы чернозема и характеризоваться значительным количеством лесов вне заливных долин рек, в прежнее время перемежавшихся с настоящими степными участками, ныне же в большинстве случаев вырубленных. На юге степь ограничивается Черным морем, сообществами предгорий Кавказа (сообщества эти изучены плохо; см., однако, Radde, I) и солончаковыми степями и пустынями Арало-Каспийскои низменности, в которыя переходит совершенно незаметно.Такое определение границ настоящей степи имеет несомненное основание, тем более, что оно совпадает, с одной стороны, с народным представлением, с другой - с зоогеографическими данными; степная зоогеографическая полоса (ср. Мензбир: "Орнитологическая география Евр. России)" совершенно совпадает с коренной степью Бекетова.

Резкой границы между коренной степью и переходной полосой или предстепием не существует, совершенно так же, как и резкой границы между лесной полосой и предстепием; только леса здесь ограничиваются исключительно долинами рек или глубокими балками, а то и совсем отсутствуют, да чернозем по мере движения на юг становится все тоньше и беднее и переходит в каштановыя земли, богатыя солонцами (ср. почвенныя карты Чаславскаго и Сибирцева, а также приложение I). Вместе с тем глубина, число и размеры долин уменьшаются и поверхность степи становится почти совершенно горизонтальной. Следовательно, коренная степь горизонтальна, нечерноземна и безлесна, тогда как черноземная степь или предстепие холмисто от многочисленных балок, разросшихся часто в долины, и более многочисленных рек. Берега этих рек (правые) и водоразделы заняты теперь лишь очень редко большими лесами, отчасти хвойными (сосновые боры), отчасти широколиственными, чередующимися с участками частью травянистой, частью кустарниковой степи (ср. Литвинов, I).

В настоящее время степь, не тронутая плугом или целина, сохранилась лишь в виде небольших участков, главным образом, в казенных имениях, особенно с конскими заводами (Деркульская целина, Хреновая и др.), большая же часть степного пространства представляет уже и теперь или хлебныя поля, или заросшие бурьянами выгоны, или залежи на разной степени возврата к целине, поросшия то бурьянами (главн. образом, Compositae), то злаками, то маком, то каким-нибудь иным сорным растением. Но и эти участки "целины" не представляют уже, в большинстве случаев, девственной степи, так как на них или пасутся табуны лошадей, или оне выкашиваются на сено. Между тем покос влияет на систематический состав чрезвычайно сильно: заказанные выгоны при правильной косьбе, например, в степных частях Самарской губ., уже через десять лет покрываются растительностью, состоящей, главным образом, из злаков, затем из мотыльковых; сложноцветныя, губоцветныя заметно уменьшаются в числе. Наоборот, при неправильной косьбе крупный сложноцветныя и зонтичныя остаются нетронутыми и получают перевес над другими степными растениями. То же происходит и при пастьбе табунов. Благодаря культуре, дикая степная растительность ютится и теперь или на межах, или на неудобных местах, по оврагам, склонам скалистых обнажений и т. п. Но несомненно, что уже и теперь многия степныя растения исчезли безвозвратно и число таких исчезнувших растений с каждым годом увеличивается. Это последнее обстоятельство и все большее вторжение культуры в степную область с каждым годом увеличивают трудность решения указанных выше вопросов. Поэтому нельзя будет не приветствовать каждую, даже небольшую работу о степных растениях России, особенно из пограничной полосы между коренной степью и лесной полосой.

В чрезвычайно печальном положении находятся наши сведения о степях прикавказских, которыя могли бы, быть может, пролить много света на историю и центрально-русских степей. Как сказано, русская литература по степям довольно обширна. Чтобы дать возможность начинающему читателю ориентироваться в ней, мы приведем только наиболее выдающияся из работ, захватывающая все степное пространство и стремящиеся ответить на вышеуказанные вопроси, а также укажем на источники знакомства с работами о степях. Заметим, что работы об ойкологических особенностях степных растений нам неизвестны. Вместе с тем считаем полезным отметить разногласие, существующее между отдельными авторами по важнейшим степным вопросам, именно по вопросу о безлесии степей и вопросу об истории их.

Попытки дать общее описание степей имеются у пр. Бекетова (Бекетов, I, стр. 31-343) и у пр. Краснова (Краснов, I, стр. 376-400), в составленных ими учебниках географии растений. Нельзя однако, сказать, чтобы попытки эти были вполне удачны и чтобы описание степей было достаточно полно. Кроме того, в обеих русских характеристиках почти нет ссылок на русскую литературу. Помимо указанных ниже монографичееких работ, охватывающих все степное пространство, чрезвычайно важным пособием при изучении вопросов о русских степях могут служить "Обзоры работ по фитогеографии России" пр. Кузнецова (II). Нельзя не пожалеть, что превосходные обзоры эти так мало распространены у нас, быть может, по своей не совсем легкой доступности. Как наиболее важныя работы по степным вопросам, нужно отметить работы Литвинова (I), Танфильева, Краснова, Костычева, Кузнецова, Коржинскаго и Талиева. Все эти авторы, помимо определения границ степи, характеристики ея и степных растений, подробно останавливаются на разборе причинь отсутствия лесов в степном пространстве, причин богатства степи растительными формами и на вопросе о прошлом степного пространства. Что касается систематического состава степей, то несомненно, что на всем протяжении от границы чернозема (принимая, следовательно, зa границу степей границу чернозема) до берегов Чернаго и Каспийскаго морей состав этот довольно разнообразен, как разнообразны и отдельные участки степною пространства, в зависимости от почвы, подпочвы и рельефа. Там, где имеются небольшия понижения почвы, блюдца, и где дольше застаивается вода, образуются или настоящия болота, или настоящие луга, т. наз. баклуши, яркая зелень которых резко выделяется на желтом фоне уже выгоревшх степей. На этих баклушах могут встречаться и степныя растения, хотя ойкологический характер растительности баклуш, конечно, иной, чем степей. О кустарниковой степи ср. Литвинов, I.

Ha систематический состав флоры степей несомненно влияют как почва (например, содержание соли поваренной, известковых солей), так и историческия условия (ср. Пачосский ).

Относительно причин безлесья степи и происхождения степной растительности авторы не сходятся между собой. Литвинов считает растительность степи за происшедшую из высокогорной (или, лучше, приледниковой, так как во время ледниковаго периода высоких гор в центре России не было, а приледниковая флора может существовать и у низких гор) растительности, отчасти перемежавшейся с сосновыми борами и имевшей характер приледниковых лужаек. Эти лужайки и леса во время ледниковой эпохи занимали возвышенности, непокрытыя ледником, а именно центрально русскую и волжскую (ср. карты России - гипсометрическую Титто и геологическую Никитина). Часть этой растительности (ксерофилы, ср. также отд. 4-й, гл. VIII) сперва пошла за отступающим ледником, выбирая более сухия и теплыя места, затем перешла на лессовидныя глины, оставшияся от ледников, и распространилась в области чернозема. Другая часть (мезофилы) вместе с лесами пошла за ледником и далее и заняла весь север России. Что представляла в ледниковый период коренная степь, Литвинов не говорит. Танфильев причину отсутствия лесов видит в недостаточной выщелоченности почвы (избыток извести на севере степного пространства в лессе, подстилающем чернозем, избыток соли на юге, в коренной степи). Первоначально, но Танфильеву, степь заходила гораздо дальше на север, быть может, до современной границы сплошного распространения ели, но затем была отодвинута лесами на юг. Краснов считает степи происшедшими из ледниковых болот или тундр и объясняет отсутствие древесной растительности недостаточной дренированностыо почвы в степном пространстве, благодаря условиям рельефа. На такой недренированной и черезчур сырой и плотной почве деревья расти не могут. Костычев высказал как раз обратную гипотезу и представил ряд доказательств в пользу того, что недренированная, плотная и мелкоземистая почва степей черезчур суха для роста деревьев Коржинский, а затем и Кузнецов тоже считают степь происшедшей из приледниковой растительности, но не болотной, а скорее луговой. Эта луговая растительность была затем вытеснена лесами, наступавшими с запада и востока, как более сильным сообществом (ср. также стр. 256 и весь 7-й отдел). Леса в доисторическое время проникали гораздо далее на юг, но затем были вырублены и отчасти превратились в степи.

Такое же важное значение деятельности человека придает и Талгев, считающий, однако, степи прошедшими, по-видимому, через стадию тундры.

Таким образом, мы видим, что взгляды различных новых авторов на причины отсутствия лесов в степной области еще весьма различны. Вернее всего, что причины современнаго безлесья степного пространства сложны и каждый из указанных факторов в свое время играл соответствующую роль. Определить величину этой роли в настоящее время становится все труднее, благодаря влиянию культуры. Наоборот, мнения о картине геологи ческаго прошлаго степей и вообще Евр. России более сходятся. Картину эту можно, пожалуй, представить себе так.

Во время ледниковаго периода весь север России и часть центральной области были покрыты ледником. Юг России, начиная с указанной выше границы коренной степи, вернее всего, был покрыт морем. Между берегом моря и краем ледника было пространство, занятое отчасти альпийскими лугами, отчасти, на возвышенностях, лесами (вероятнее, хвойными). С отступаниеми моря и ледника степная область отчасти покрылась местными растениями, отчасти пришлецами с юга и юго-востока. Самыя южныя части, покрытыя солонцеватой почвой, сохранили характерныя солончаковыя растения, по мере выщелачивания солей образовавшаяся почва, конечно, занималась или ближайшими растениями, или снабженными лучшими приспособлениями для переселения. Северныя части первоначально имели характер приледниковых сообществ и торфяных болот. Остатки этих древних торфяных болот сохранились и поныне среди лесов, состоящих отчасти из туземных растений, отчасти из пришлецов с запада и с востока, сильно затем про двинувшихся к югу.

Благодаря равнинности страны и отсутствию естественных границ, различныя пришлыя растения, западныя и восточныя, могли свободно расширять области своего распространения. Конечно, в зависимости от средств распространения, одни из них продвинулись далее на восток им запад, другия отстали. Благодаря этому, в степной области России проходит много границ западнаго или восточнаго распространения растений, не обусловленных часто никакими внешними факторами. С другой стороны, здесь же находят нередко растения, стоящия далеко от области их сплошного распространения. К сожалению, средства переселения степных растений совершенно еще не изучены.

В оглавление
На главную