Введение
Е. Варминг

ГЛАВА III. Растительныя сообщества.

Последняя задача ойкологической географии растений состоит в изучении встречающихся в природе растительных сообществ, в состав которых входят обыкновенно многие виды с очень разнообразными жизненными формами.

Некоторые виды соединены в естественныя сообщества т. е. соединения, которыя имеют одинаковую комбинацию жизненных форм и одинаковый внешний облик. Примером растительнаго сообщества может послужить луг в Дании или северной Германии с его травянистой растительностью, или же буковый лес в Зеландии и Ютландии, состоящий из буков и растений, всегда его сопровождающих. Виды растений, соединенные в сообщества, или должны вести один и тот же образ жизни, предъявлять приблизительно одни и те же требования к природе своего местообитания относительно питания, света, влажности и т. д.; или же известный вид должен стать в такое отношение к другим, чтобы извлекать из них известную, а иногда и возможно большую пользу для себя, (напр., Oxalis acetosella и многие сапрофиты в тени буков и на перегнойной лесной почве); между этими видами, слагающими растительное сообщество, должен существовать род симбиоза или синтрофии.

Ойкологическая география растений должна установить: какия наблюдаются естественныя сообщества и какими жизненными условиями они характеризуются, а также определить, чем объясняется тесная связь, существующая иногда между видами, ведущими совершенно различный образ жизни. В основе ея должно, стало быть, лежать понимание физических и других особенностей местообитаний растений, почему они и будут вкратце разобраны в первом отделе.

Ойкологический анализ какого-нибудь растительнаго сообщества ведет к установлению слагающих это сообщество жизненных форм, как его последних членов. Из сказаннаго выше о жизненных формах следует, что виды с весьма различной внешностью отлично могут сходиться в одно и то же естественное сообщество. А так как, как было выше сказано, в сообщества могут соединяться не только виды с различной внешностью, но и с различным образом жизни, то это заставляет нас ожидать, что среди членов какого-нибудь растительнаго сообщества может существовать не только большое разнообразие форм, но также и весьма запутанныя взаимныя отношения; упомянем только о наиболее богатом формами растительном сообществе, о тропическом лесе.

Далее легко понять, что в различных странах мы можем встретиться с теми же формами растительных сообществ, но с совершенно уже отличным флористическим составом. Луга в Северной Америке и в Европе, тропический лес в Африке и в Ост-Индии могут иметь такой же общий вид, содержать те же жизненныя формы и представлять одинаковое естественное сообщество, но состоят, конечно, из весьма различных видов растений, что вызывает некоторыя второстепенныя отличия во внешности форм.

Нужно прибавить, что между растительными сообществами само собою разумеется почти никогда нет резких разграничений, но существуют многочисленные переходы, подобно тому, как это бывает между почвами, влажностью и другими условиями жизни. Кроме того, многие виды растений встречаются в очень разнообразных сообществах, напр. Linnea borealis растет не только в хвойных лесах, но и в березовых; в Норвегии (Blytt) она была наблюдаема выше предела древесной растительности и попадается также на скалистых полях Гренландии (Warming). По-видимому, разныя сочетания деятелей способны замещать друг друга и вызывать образование одинаковых растительных сообществ, или, по крайней мере, удовлетворять потребностям одного и того же растительнаго вида.

Очевидно, что все эти обстоятельства делают очень затруднительным правильное научное понимание, ограничение, определение и систематику растительных сообществ, особенно при настоящем состоянии наших познаний, когда мы лишь начинаем изучать жизненныя и обще-ственный формы растений, причем безконечно многое остается еще неизвестным для нас. Другое затруднение состоит в выборе хороших названий для более или менее богатых видами главных или второстепенных растительных сообществ, встречающихся в природе и придаю-щих ландшафту разнообразную физиогномию, а также в верной оценке значения флористических отличий. Часто употребляется выражение "формация". Гульт установил для северной Финляндии в своей превосходной работе, касающейся растительной географии Финляндии (в особенности I и II) почти полсотни "формаций", напр.: формации видов Empetrum, Phyllodoce, Azalea, Betula nana, Juncus trifidus, Carex rupestris, Nardus, Scirpus caespitosus и др. Точно так же подразделил Kjellmann (I) морскую флору водорослей на очень много формаций в зависимости от преобладающаго вида и то же самое значение придают выражению "формация" Stebler и Schroter, устанавливая различные типы швейцарских лугов.

Точно так же и у нас следовало бы различать формации буковых, дубовых, березовых и других лиственных лесов, отличать заросли Calluna, Empetrum, Erica; для пресноводной растительности - формации Scirpus lacustris, Phrag-mites, Equisetum limosum и т. д.

Однако это ведет к черезчур дробному подразделению растительности сообразно с видами, господствующими в данной местности, причем может потеряться и наглядность и общая картина; вместе с тем сообщества с одинаковым образом жизни и следовательно связанныя естественно друг с другом, не могут быть узнаны как таковыя; формации с Empetrum, Azalea, Phyllodoce - ойкологически равны и могут быть разсматриваемы, как члены одного большаго сообщества, зарослей карликовых кустарников, точно так же и формации Scirpus и Phragmites члены одного сообщества, и часто дело простого случая, какая из названных "формаций" преобладает в данной местности. Drude (VI) называет эти мелкия сообщества зарослями и противоставит им "растительныя формации" или короче "формации". Само собой разумеется, что заросли играют в растительном мире известную роль и должны быть различаемы во всех детальных работах, касающихся растительности одной какой-нибудь области. К этим специальным сообществам хорошо идет название зарослей, причем весьма практичным является прибавление суффикса etum для различия отдельных форм, как это делает HuIt: напр. Ericetum, Callunetum, Pinetum, Fagetum и т. д.

Другие авторы придают выражению "формация" или "растительная формация" более широкое значение. Выражение это было введено Griesebach'ом как "фитогеографическая формация", потом "растительная формация". Он пишет (Linnaea XII; Ges. Abh. ст. 2): "мне бы хотелось назвать группу растений, обладающих определенным физиогномическим характером напр.: луг, лес, "фитогеографической формацией". Она характеризуется иногда каким-нибудь одним видом, живущим общественно, или же комплексом преобладающих видов, принадлежащих к одному семейству; или же, наконец, это аггрегат видов, разнообразных по своей организации, но обладающих какой-нибудь общей особенностью как напр. альпийские луга, состоящие почти исключительно из многолетних травянистых растений". В том же широком смысле употребляют, кажется, это выражение Drude (V, VI, VIII), Gunther Beck (который однако приближается к более узкому понятию Hult'a и употребляет выражение "растительная формация"), Кеrner (III), Warming (V) и др.

Благодаря этому разнообразному и неопределенному значению, приобретенному выражением "формация", оно не применяется в настоящей книге; оно является вполне излишним и в большинстве случаев может быть заменено прямо выражением растительность, (ср. Бекетов, стр. 100). Задача ойкологической географии растений состоит в соединении в одну группу, многих, часто разнообразных растительных сообществ, ведущих приблизительно одинаковый образ жизни (напр, часть швейцарских лугов Stebler'a и Schroter'a и другие луга), которая и будет называться группою сообществ. Другая задача ойкологической географии растений состоит в изучении различий образа жизни всех групп сообществ, причем на флористическое различие обращается внимание лишь в случае приведения примеров, при перечислении отдельных групп сообществ. В этом состоит задача предстоящей работы. При настоящем состоянии науки естественное разграничение растительности на равнозначащия группы является задачей неразрешимой, в особенности, если принять во внимание растительность всего земного шара. Это и многое другое - дело будущаго.

В оглавление
На главную